Строительство / Всё о бане


Русская баня

 

Когда точно появилась баня на Руси, никто не знает. Кажется, она была всегда - так неразрывно связан ее образ с русской историей. Одни ученые считают, что баня завезена на Русь якобы арабами или спартанцами. Другие же предполагают, и вполне обоснованно, что она является собственным изобретением славян. Третьи утверждают, что первая баня проделала путь с Востока на север через славянские племена.

Между тем баня в наших широтах появилась задолго до славян. Геродот свидетельствовал, что древние скифы, жившие в давние времена (примерно V-I века до н.э.), уже пользовались баней. Из его описаний нам известно, что они довольно часто устраивали своеобразную походную баню, которая была гигиенической, лечебной и косметической процедурой и просто формой расслабления и отдыха. Они скрепляли вместе несколько жердей, покрывали их войлоком, а внутрь этого шалаша вносили металлический сосуд с раскаленными камнями. На камни скифы бросали конопляное семя, от которого немедленно начинал подниматься душистый пар. Находясь внутри шалаша, человек не только обильно потел, но и вдыхал насыщенный целебными испарениями воздух. Геродот отмечает: «Никакая эллинская баня не сравнится с ней (со скифской баней). Наслаждаясь ею, скифы вопят от удовольствия». Скифские женщины, кроме того, перед баней растирали на шероховатом камне кусочки коры и хвои кедра, кипариса, а также другие ароматические растения. В эту смесь подливали воду так, чтобы образовалась густая паста с очень приятным запахом. По свидетельству Геродота, этой смесью натирали все тело. Когда же смывали ее, то оно становилось чистым и блестело.

Собственно на Руси первые документальные упоминания о бане содержатся в «Повести временных лет» (дошедшая до нас последняя редакция относится к 1113 году), составленной летописцем Нестором - монахом Киево-Печерского монастыря. Из текстов Нестора совершенно очевидно следует, что задолго до XII века баня на Руси была абсолютно обыденным явлением.

В этой летописи Нестор описывает путешествие апостола Андрея в землю славян. По преданию, святой Андрей проповедовал Слово Божье на киевском холме на берегу Днепра (место, где возвышается красивейшая Андреевская церковь), а после, спустившись с холма, продолжил путь вверх по течению реки. Так дошел он до северных земель, где находится современный Новгород. В тех краях Андрей стал свидетелем поразившей его картины: люди парились в деревянных избах, хлестали себя вениками и выбегали голыми на мороз. С толпой странников вернулся Андрей в Рим, где и рассказал об увиденных им чудесах: «Видел бани древены... И как нажарят их румяно, от одежд сволокутся, и, взяв молодое прутье, так исхлещут себя, что выходят почти бездыханны, и остудят водой истомленное тело свое. И опять оживут. То творят омовенье себе, а не мученье». Есть и много известных исторических фактов, которые описывает Нестор и в которых баня так или иначе выступает характерной чертой образа жизни древних русичей.

В 906 году от рождества Христова завершился славный поход князя Олега на Царьград (Константинополь). Русь заключила с Византией договор о торговом союзе, в котором среди прочего упоминалась и баня. Дело в том, что в Византию стали прибывать русские купцы. Многие из них подолгу жили в Константинополе, который в те времена был открытым и космополитическим городом. Образовалось и русское землячество, которое занимало в Константинополе целый квартал. Поэтому в договоре с Византией отдельно указано требование: предоставлять русским купцам не только еду, питье и ночлег, но и возможность ходить в баню, сколько они захотят.

Нестор описывает эпизод, который произошел в 945 году. Как известно из многих источников, киевская княгиня Ольга троекратно отомстила древлянам за убийство князя Игоря. Один из эпизодов этой истории связан с баней. Послы древлян прибыли к княгине, чтобы передать ей предложение своего предводителя стать его женой. Ольга велела растопить для них баню, чтобы по обычаю попариться с дороги. Когда же они, ничего не подозревая, стали мыться, слуги Ольги закрыли баню снаружи и подожгли.

Византийский историк Прокопий Кесарийский, который жил в V веке н.э., пишет, что баня сопровождала древних славян всю жизнь: здесь их омывали в день рождения, перед свадьбой и... после смерти. «И не имеют они купален, но устраивают себе дом из дерева и законопачивают щели его зеленоватым мхом. В одном из углов дома устраивают очаг из камней, а на самом верху, в потолке, открывают окно для выхода дыма. В доме всегда имеется емкость для воды, которой поливают раскалившийся очаг, и поднимается тогда горячий пар. А в руках у каждого связка сухих ветвей, которой, махая вокруг тела, приводят в движение воздух, притягивая его к себе... И тогда поры на их теле открываются и текут с них реки пота, а на их лицах - радость и улыбка» - так писал о древних славянах один арабский путешественник и ученый.

В летописях X-XII веков часто упоминается о банях на Руси, однако в те далекие времена наши предки их называли по-своему: мовь, мовня, мовница, мыльня, влазня и др. В уставе князя Новгородского и Киевского Владимира, который ввел на Руси христианство и назван был в народе Красное Солнышко, бани именовались заведениями для немогущих. Это были своего рода народные лечебницы, по всей вероятности, первые на Руси. В летописях XI-XII веков упоминается водопровод, построенный для Ярославова дворища. Московские князья брали воду для бани из Москвы-реки или из реки Неглинной. Позднее, в начале XVI века, по приказу Ивана Калиты проложили от реки за стены Кремля дубовую трубу и подавали воду к глубокому колодцу-тайнику, из которого ее потом черпали ведрами-бадейками и разносили по домам.

В первой половине XII века на Руси проживала известная целительница и врачевательница Евпраксия, внучка киевского князя Владимира Мономаха. Она придавала огромное значение русской бане, всегда говорила о пользе ее для здоровья. В возрасте 15 лет она была просватана за византийского царевича. Переехав к мужу в Царьград, Евпраксия быстро выучила греческий язык и прочла в подлинниках сочинения великих медиков - Гиппократа, Галена и Асклепиада. Со временем, став выдающимся врачом своего времени, она собрала и изучила многочисленные рецепты народной медицины, всячески пропагандировала гигиену. О бане Евпраксия говорила, что она «предохраняет от болезни и укрепляет тело».

Никакая баня в истории не описана иностранцами столь подробно, как русская. В более поздние времена говорить о ней почитали своим долгом едва ли не все мастера русского слова. Европейские путешественники, а позже и журналисты, попадая в Россию, считали баню одной из главных составляющих российской экзотики. Публикуя свои впечатления на Западе, приезжие европейцы способствовали тому, что образ русских неразрывно связывался с любовью к парилке. Карамзин в «Истории государства Российского» приводит свидетельство иноземных путешественников, побывавших на Руси в древние времена: «Житель полуночных земель любит движение, согревая им кровь свою. Привыкает сносить частые перемены воздуха и терпением укрепляется... Презирает непогоду, свойственную климату северному... Закаляется своей огненной баней».

В начале XVII века немецкий ученый Адамус Алеариус (Олеарий) побывал в России и оставил свое свидетельство о поразившей его народной русской бане: «В России нет ни одного города, ни одной деревни, в которых бы не было парных бань. Русские могут выносить чрезвычайный жар. Ложась на банных полках, велят себя бить и тереть свое тело разгоряченными березовыми вениками, чего я никак не мог вынести. От такого жару русские делаются красные и обливаются холодной водой. Зимой же, выскочив из бани, валяются на снегу, трут им тело, будто мылом, и потом снова входят в жаркую баню. Такая перемена противоположных действий благоприятствует их здоровью».

Алеариус в книге «Рассказы о персидском путешествии» пишет, что был поражен, когда инкогнито заглянул в одну из общественных бань в Астрахани: мужчины и женщины находились в бане вместе и лишь некоторые их них прикрывались вениками. Большинство же чувствовало себя совершенно свободно.

Действительно, долгое время баня не была строго разделена на мужскую и женскую. В общественных банях парились все вместе, невзирая на пол и возраст. Первые попытки развести мужскую и женскую часть посетителей бани по разным помещениям были предприняты при Иване Грозном. Побывав в Пскове, царь чрезвычайно разгневался и созвал церковный совет. Дело в том, что его взору предстала нелицеприятная картина: в псковской общественной бане парились и выбегали голыми на улицу не только городские жители - мужчины и женщины всех возрастов, но также монахи и монашки. В результате последним было запрещено входить в баню вместе с представителями противоположного пола. Что же касается остальных, то все продолжалось по-прежнему. Периодически предпринимались попытки запретить совместное мытье, однако все они не имели особого успеха. Обыкновенно в домашних банях мылись целыми семьями, при этом мужчины и женщины находились вместе. Впрочем, и в общественных (торговых) банях люди всякого возраста и пола также парились вместе, правда, женщины на одной половине, а мужчины - на другой. Лишь Екатерина II специальным указом распорядилась обязательно строить при общественной бане отдельное помещение для женщин, куда воспрещался вход мальчикам старше семи лет. Однако и тут не обошлось без послабления. Указ разрешал входить на женскую половину служителям бани, врачам и художникам, а также их ученикам, дабы они неустанно совершенствовали свое ремесло и искусство посредством изучения живой натуры.

Общественные бани стали строиться на Руси в незапамятные времена. Вероятно, первые из них, причем для лечебных и оздоровительных целей, возникли при монастырях. В 1091 году епископ Ефрем, впоследствии - Киевский митрополит, повелел «заводить строение - банное врачево - и всех приходящих безмездно врачевать». В эти же годы монах Киево-Печерского монастыря Агапий, прославившийся как искусный врачеватель, исцелял больных травами и баней. По монастырскому уставу больных полагалось мыть в бане три раза в месяц. Монахи Киево-Печерской лавры изучали древние греческие трактаты, которые появились на Руси после византийских походов. Они пытались использовать целебные свойства воды и пара, описываемые греческими врачами, для лечения различных недугов. Однако бани строили при этом не по образцу греческого лаконикума, а по образцу народной русской курной избы. Баня непременно была в каждой деревне, к тому же своя отдельная баня имелась почти во всех домах. Постройка ее разрешалась всем, у кого имелось достаточно земли. Указ 1649 года предписывал «мыльни строить на огородах и на полых местах не близко от хором». Домашние бани топились всего один раз в неделю, по субботам, а потому субботы считались банными днями и по ним не работали даже присутственные места.

Петр I при возведении Петербурга разрешил строить в новом городе бани всем и без всяких ограничений, в частности, за строительство бани в Петербурге не нужно было платить пошлину, как в других местах России. Позднее Петр учредил специальную банную канцелярию, в ведении которой находились бани Петербурга. Стоимость входа была низкой, чтобы каждый желающий, даже самый бедный, мог посетить баню без ущерба для своего кошелька. В государственном архиве сохранилась интересная запись о том, что 11 мая 1733 года от медицинской канцелярии получено разрешение завести в Москве лечебную баню, хозяина которой строжайше обязывали «...пользовать в той бане только наружные болезни и трудных операций без ведома и совета докторского не чинить. И за труд свой цену брать настоящую и без излишеств, дабы на него жалоб не происходило». В этих лечебных банях, которые называли бадерными, запрещалось продавать горячительные напитки.

С петровских времен прижилось в России почитание античной культуры. Возводились сооружения в стиле Древней Эллады и Рима. В Царском Селе (ныне Пушкино) в помещениях Большого дворца имеется так называемая холодная баня - копия римских терм. Здесь же, в Екатерининском парке, на третьем уступе Старого сада, - здание верхней ванны, или «мыльни Их Высочества». В павильоне нежного светло-желтого цвета несколько помещений: сени, раздевальная, ванна, парильня и восьмигранный зал для отдыха, в котором скопированы росписи из знаменитого древнеримского дома Нерона. Неподалеку построена более скромная нижняя баня для придворных.

В конце XIX века строительство бани, ее ремонт и поддержание в нормальном состоянии было закреплено в качестве одной из обязанностей крестьян каждой деревни.

Упомянутый выше Алеариус описывает и царские бани в Кремле. По его утверждению, комната предбанника была увешана зеркалами до потолка, пол обтянут шелком, а на полу были разбросаны шелковые и бархатные подушки. Слуги обмахивали парящихся опахалами из страусовых перьев. Указывает он и на то, что к каждому парящемуся была приставлена специальная служанка, которая мыла, массажировала и вытирала его. Очевидно, Алеариус дал волю своей фантазии, вдохновленный сказками из «Тысячи и одной ночи». На самом деле русская баня и в беднейшей деревушке, и в богатом купеческом или боярском доме, и в царских покоях, и в доме богатого промышленника начала XX века, и в современной усадьбе практически одинакова. Ее конструкция настолько оптимальна и непритязательна, что не претерпела практически никаких изменений в течение многих веков. Русская баня ничем не напоминает роскошь хамама или римских терм: ни количеством помещений, ни размерами, ни величием и красотой архитектуры. Тем не менее, ей оказался отпущен гораздо более долгий век, если не бессмертие.

Имелись три основные разновидности русской бани: «по-черному», или курна, «по-белому», а также баня в русской печи - лазня, влазня. Бани традиционно строились на берегу речки, озера или, по крайней мере, близко от колодца.

Баня «по-черному» - самая древняя. Она не имела дымохода, ее стены были дочерна закопчены, откуда и произошло название. Она представляла собой крошечную бревенчатую избушку с очень низким потолком, разделенную на две комнатки. В первой комнате устраивался предбанник, то есть ставились одна-две лавки и вешался крюк для одежды. Вторая комната отводилась под парную. Интерьер парной состоял из трех предметов: полка, печи и большой бочки или лохани с водой. Пол часто устилали хвойными ветками, соломой.

Полок располагался на высоте приблизительно 1,5 м. Весь угол занимала печь-каменка, которая топилась дровами. Над печью проделывали очень маленькое открывающееся окошко. Дверь между предбанником и парной закрывалась очень плотно: от этого зависела температура бани. Когда баню протапливали, дым шел непосредственно в комнату, а после выходил через открытое окошко. Когда дрова перегорали и выветривался весь угар, окошко закрывали. После этого баню необходимо было «пропарить» - мокрым веником обтереть стены и потолок. Так удалялась часть копоти со стен, а кроме того, от распаренного дерева поднимался специфический банный аромат. На каменку плескали воду, после чего все помещение наполнялось паром. После этого можно было париться лежа на полке, хлестая себя веником, время от времени выбегая на свежий воздух, окунаясь в реку или в снег. Мылись обычно в самой бане, стоя на полу в лохани и поливая себя из ковша. Баня «по-черному» была распространена от западных границ России до Крайнего Севера. Она очень легко строилась, поэтому при освоении нового места во время постройки дома семья иногда долго ютилась в бане, которая возводилась в первую очередь и в считанные дни.

Позднее появилась и баня «по-белому», в которой дым не попадал в помещение парной, а выходил через дымоход. Печь в такой бане имела три уровня: нижний, пустой, - поддувало, средний - очаг, где горели дрова, и верхний - наваленные крупные камни. Когда дрова перегорали полностью и выходил весь угар, заслонку в трубе закрывали, а на камни плескали воду, чтобы поддать пару. В городах в основном строилась баня «по-белому». По этому же принципу возводились и общественные бани, которые отличались от индивидуальных только размерами.

В безлесных районах получила распространение специфическая баня в русской печи.

Пространство внутри печи довольно велико - около 0,5 м высотой и почти 1,5 м длиной. После приготовления пищи - обычно после выпечки хлеба - из очага выгребали угли и золу. Горячие стены обтирали от золы и копоти мокрой тряпкой. На дно настилали солому или доски. Человека, который собрался париться, вдвигали на специальной лопате или на досках в устье печи и закрывали за ним заслонку. С собой он брал лоханку с водой и веник. Плеснув водой на стены, можно было поддать пару. Он был насыщен хлебным запахом, который благотворно действовал на здоровье человека. Когда же все было закончено, парящийся вылезал из печи (обычно с посторонней помощью) и мылся обычным образом в избе. До повсеместного распространения мыла для мытья использовали щелок - разведенную золу. Им же стирали белье.

Баня «по-черному» и баня в печи, как ни странно, сохранились и в век компьютеров и космических кораблей. В отдаленных районах России, в глухих деревнях, можно встретить оба варианта. Во всяком случае, умение растапливать баню «по-черному» - а это достаточно сложное искусство - все еще распространено среди людей, жизнь которых проходит вдали от культурных центров. Считается, что баня «по-черному» оказывает более сильное воздействие на человека, чем баня «по-белому». Во-первых, это связано с тем, что температура в первой выше, а жар дольше держится. Кроме того, существует убеждение, что дым, который окуривает стены, содержит антисептические вещества.

К началу XX века в России насчитывалось более 300 000 бань. Общественные бани стали называться торговыми. Кроме того, существовали и дворянские бани - заведения скорее релаксационные, чем гигиенические. Полное всестороннее описание московских бань было дано В. Гиляровским в книге «Москва и москвичи».

Послереволюционные годы стали плачевными не только в истории страны, но и в истории русских бань. Тиф, разруха, а через два десятка лет разрушительная и ужасная война - все это привело к тому, что привычную добрую русскую баню вначале заменил санпропускник с раздельными входом и выходом или передвижные бани в санитарных поездах, а в более благополучные годы - районная баня с душем и банно-прачечный комбинат. Именно такую трактовку понятия «баня» находим в словарях середины 50-х годов. Общественные бани в послевоенный период выполняли прежде всего функцию гигиенических учреждений, хотя классическая русская парная имелась в каждой из них. По мере того как в городах все меньше оставалось жилья, не оснащенного водопроводом и ванной, отмирали и бани: закрывались, переоборудовались в учреждения другого профиля. Когда интерес к бане вновь возродился, то в моду вошла не исконно русская баня, а финская сауна. Однако русская баня недаром просуществовала столько времени. Видимо, ей не суждено умереть и в наши дни, тем более что никаких принципиальных различий между конструкцией русской бани и финской на самом деле нет, разве что более сухой воздух сауны не позволяет использовать веник так, как это происходит во влажной парной (на самом деле в оригинальной финской сауне также используется веник). Сегодня типично русские бани строятся при отелях, клубах и салонах красоты, при спортивных залах и в частных домах.

Благодаря впечатлительным европейским путешественникам баня начала сперва робкое, а впоследствии триумфальное шествие по Европе. Среди первых очевидцев, оставивших свои записки, кроме уже упоминавшегося Алеариуса, - Джакомо Казанова, Вильям Тук (член Петербургской академии наук), английские путешественники Портер, Кокс и множество других. Относительно Казановы известно, что в 1774 году он посетил Москву в компании девицы Заиры, купленной им в Петербурге за 1 000 рублей. Казанова писал: «В мае Заира сделалась исключительно прелестна. Я решил взять ее с собою в Москву. В субботу, как это принято у русских, мы отправились с нею в знаменитые русские бани. Там уже находилось около 30 человек, и все они были нагие. Однако поскольку никто ни на кого здесь не смотрит, то никто и не чувствует себя неловко. Такое полное отсутствие чувства стыда, очевидно, свойственно людям невинным и целомудренным, какими и являются от рождения русские».

Но гораздо больше, чем простота нравов, иностранцев поражала невиданная закаленность и телесное здоровье русских.

Врач Вильям Тук, член Императорской Петербургской академии наук, писал в 1779 году в английских заметках: «Среди русских распространено всего лишь несколько болезней, и большинство они умеют лечить простыми домашними средствами и диетой. Женщины здесь рожают легко, и очень часто роды проходят в бане. Количество мертворожденных детей здесь по сравнению с другими странами исключительно малое... В целом русские знают лишь несколько медицинских снадобий. При этом очень часто вместо них русские употребляют парную баню, которая оказывает воздействие на весь организм человека. Вне всяких сомнений, тем исключительным здоровьем и долголетием, которое мы наблюдаем у русских, во многом они обязаны бане».

Позже другой английский врач, Эдвард Кентиш, отмечал, что многие смертельные болезни для русских не столь фатальны, как для других народов. Он относил такую стойкость к болезням только на счет частого посещения паровой бани. Такого же мнения придерживались и многие другие иностранные врачи того времени. Так, например, врач императрицы Елизаветы Петровны испанец Санчес утверждал, что баня помогает русским от оспы, заболеваний внутренних органов, от простуды, хронических болезней, вызванных чрезмерным питьем и едой. «Не уповаю я, чтобы сыскался такой врач, который бы не признавал за полезное парную баню. Всяк ясно видит, сколь бы счастливо было общество, если б имело нетрудный, безвредный и столь действенный способ, чтоб оным могло не токмо сохранять здравие, но исцелять или укрощать болезни, которые так часто случаются. Я с моей стороны только одну Российскую баню, приготовленную надлежащим образом, почитаю способною к принесению человеку столь великого блага. Когда помышляю о множестве лекарств из аптек и из химических лабораторий, выходящих и привозимых изо всех стран света, то колико кратно желал я видеть, чтобы половина или три четверти оных, всюду великими расходами сооружаемых зданий, превратились в бани Российские, для пользы общества». В конце жизни, уехав из России, Санчес способствовал открытию русских парных бань во всех столицах Европы.

В Европу русская баня проникла в начале XIX века. Оставшиеся в живых участники наполеоновского похода привезли весть о бане во Францию. Кроме того, русские войска, которые преследовали Наполеона, вошли в Германию, где их встречали с почетом и восторгом. Русские части стали обустраивать свой быт, и, конечно же, одной из первых построек, которую возводили солдаты на новом месте, была баня. Считалось, что русский солдат способен построить походную баню за 1 ч. Сила, выносливость и здоровье русских, их храбрость и героизм были как нельзя лучше доказаны в этой войне. Во многом благодаря этому обстоятельству немцы с энтузиазмом стали перенимать русскую привычку к бане. Сам прусский король отозвался о ней с одобрением. Уже в 1818 году в Берлине открылась первая баня по типу русской. Вскоре после этого германские врачи проявили к последней академический интерес. Было опубликовано несколько научных работ, посвященных этому новшеству. В последующее десятилетие открылось множество банных заведений в более чем 20 германских городах, а также в Вене, Лионе, Париже, Праге. Популярность русской бани была велика, несмотря на начавшуюся индустриализацию, появление в XIX веке таких удобств, как домашний душ и ванная. Некоторые исследователи отмечают, что если бы не трагические события начала XX века, надолго отгородившие русскую народную культуру от всего остального мира «железным занавесом», то нарицательным понятием во всех языках мира стала бы именно «баня», а не «сауна». Не прижилась русская баня только в Америке. Лишь воспоминание об исконно русской бане живет в традициях эскимосов-алеутов - жителей Аляски. Эмигранты же конца XIX - начала XX века, хотя и пытались некоторое время поддерживать банные привычки своей родины, вскоре не выдерживали натиска практичной американской цивилизации и сдавались на милость ординарного душа и ванной.

С русской баней связано накрепко не только понятие о русском характере и русской душе, но и множество обрядов, обычаев, верований. Многие из них уходят корнями в далекое дохристианское прошлое. Дух бани - банник - это разновидность домового. Он изображается крошечным старичком с длинными ногтями. Если банник показывается на глаза - что-то неблагополучно в доме или же его обидело поведение того, кто парится. Считалось, что в бане нельзя говорить громко, клясться, ругаться и вести себя непристойно, то есть «охальничать». Банник накажет нарушителя правил: плеснет кипятком, подпустит угару, кинет горячим камнем, а то и кожу обдерет. В бане, где сходятся вместе три стихии - огонь, воздух и вода, - непременно водится нечистая сила. Здесь ворожили, гадали, творили заговоры, изгоняли хворь, лечили от сглаза. После того как помоется последний из членов семьи, оставляли немного «банного хозяйства» - бадейку воды, разведенный щелок, веник, Так пытались задобрить банника, который приходит париться «на четвертом кругу», то есть в четвертую очередь. Поэтому все члены семьи старались побывать в бане за три захода. Банник приходился родственником всей нечистой силе, которая могла прийти к нему в гости попариться, поэтому заход в баню в то время, когда предположительно там находилась нечистая сила, грозил смельчаку неприятностями. Если баня сгорела, то следовало свернуть шею черному петуху и закопать его под порогом новой строящейся бани, чтобы предохранить ее от подобной судьбы. А если необходимо пообщаться с нечистой силой, то где же ее искать, как не здесь? Нужно только на пороге снять нательный крест и положить его под пятку. Это означает, что человек отвергает Бога и отдает душу сатане.

Без бани не обходилось ни одно важное событие в семейной жизни. Как уже говорилось, в деревнях роды женщин часто происходили здесь. Накануне свадьбы подружки невесты обязательно парили ее в бане. Кое-где в XIV-XVII веках существовал обычай отправлять в парилку жениха и невесту вместе на второй день свадьбы. Это должно было обеспечить им счастливую совместную жизнь и многочисленное потомство. Даже на поминках - и то нашлось место бане. Друзья умершего, принимавшие участие в похоронах, шли сюда после похорон и на сороковины. На могиле умершего иногда оставляли банный веник: это должно было символизировать очищение его души перед Богом.

 

 

 


© 2014. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на Сельская жизнь