Бизнес и жизнь


Островок неспокойного благополучия

 

Каждый, кто приезжает в деревню Холмечь и знакомится с усадьбой фермера В.В. Ромашкова, непременно заметит: «Настоящий хозяин!» Я не впервые в гостях у Вячеслава Васильевичи и каждый раз восхищаюсь его мастеровитостью и открытым, даже сказал бы, лирическим складом характера.

 

Дом, сложенный из кирпича, не дворец, но просторный и удобный. Ни у кого в деревне такого нет, все жилье здесь деревянное, неказистое. Вячеслав Васильевич хотя и знает цену каждому рублю, однако немало потратился на кирпич, сам выкладывал стены, мастерил все остальное, проявив незаурядные способности каменщика и плотника. Сделал добротный подвал (вход в него прямо из кухни), возвел хозяйственные пристройки, пробил скважину во дворе... А какой замечательный камин сложил в гостиной!

- Что тут особенного? Мужик в селе должен все уметь, - как бы оправдываясь, говорит хозяин. - Это в городе: позвонил - тут же приедут специалисты, были бы деньги. Но Брянск от нас в ста двадцати километрах, а лишних денег у селян нет... Хотя главное не в этом. У меня легко бывает на душе, когда вижу, что задуманное получилось. С чем сравнить такое чувство - даже не знаю...

Во время моего приезда в его хозяйстве было пять бычков и два поросенка. По одному хозяин решил забить для себя, чтобы зиму быть с мясом, а остальных продать и получить «живые» деньги. Разводят Ромашковы также гусей и кур. С ними управляется жена Ольга.

Несколько лет Вячеслав Васильевич занимается пчелами. И так пристрастился к этому непростому делу, что может толково, доступно даже мне, далекому от промысла, рассказывать и о жизни пчел, и о сезонных особенностях получения меда. Летом, во время цветения растений, ульи никуда не вывозит, оставляет в своем саду.

Сад, как говорит фермер, - «особая забота и праздник души, территория отдохновения». Я побывал там в начале октября: розоватые яблоки оттягивали ветки.

- У меня есть тайная цель - вырастить сто плодоносящих деревьев, - делится Вячеслав Васильевич. - Пока, не знаю почему, каждый год несколько из них погибает. И я постоянно подсаживаю. Сейчас плодоносят пятьдесят деревьев. Кстати, мне тоже стукнет пятьдесят в следующем году. Вот вхожу в это золотое царство, разговариваю с яблонями, и душа замирает от такой красоты.

Сразу за садом, в низкой части участка, - огород. Картошка, капуста, другие овощи посажены аккуратно, ухожены. Помещения для скота и птицы построены со знанием дела, удобные и теплые. Дрова поколоты и по-хозяйски аккуратно сложены в поленницу под навесом. Словом, везде порядок.

Но, как говорится, не хлебом единым жив человек. Есть у Вячеслава Васильевича увлечение и вне его большого хозяйства - охота. Такса Тася и пес Султан - неразлучные спутники хозяина в походах за дичью. Пока она здесь не перевелась: вокруг деревни охотничье раздолье, потому что поля заброшены и заросли мелколесьем.

К фермеру часто идут за помощью односельчане: у него две машины - старая «Нива» и новый УАЗ, за который заплатил сто тысяч рублей. В просьбах «привезти-отвезти» не отказывает. Как и тем, кто захочет посмотреть интересную передачу по «телеку»: у большинства его соседей телевизоры берут лишь один канал, у Ромашковых же - почти сорок программ.

- Значит, у вас целая деревня единомышленников и друзей...

- Ну что вы?! - не дает мне закончить фразу Вячеслав Васильевич.- Некоторые открыто говорят, что меня раскулачить надо. Я знаю, кто мне грозит: да все те же, кто и в 30-е - лентяи-завистники, любители выпить. Вот повкалывали бы по 16 часов в сутки без выходных! Кстати, интересные подвижки наблюдаю в нашем сельском обществе. Живет у нас женщина преклонных лет Раиса Ивановна, дочь раскулаченного в тридцатые годы мельника. У него отобрали тогда единственное достояние - ветряную мельницу - и скоро, как это было принято, разрушили. Недавно наследнице выплатили за нее компенсацию.

Основной источник дохода Вячеслава Васильевича - рыбоводство. За счет реализации рыбы он купил и машины, и мебель, и дом построил. В деревне еще перед войной прорвало плотину. Восстановить ее на радость старым и малым для бывших колхозно-совхозных собственников было бы не ахти какой сложной проблемой. Однако «руки не дошли».

- А мы вдвоем с напарником Володей Пушкаревым вернули жизнь пруду, - рассказывает Вячеслав Васильевич. - Построили плотину на свои личные сбережения, запустили малька карпа. Небольшой опыт по этой части у меня был. Не буду подробно рассказывать - не хочется расстраиваться, вспоминая, сколько вынес из-за этого пруда унижений и оскорблений: кое-кто хотел сделать его общественным, то есть ничейным. Но халява не прошла. И скоро как ни в чем не бывало потянулись сюда с удочками односельчане и рыбаки из других деревень. На уху все ловят бесплатно, а за сверх того - плати. И платят. Видно, поняли, что рыба расплодилась не сама по себе. За ней нужен уход круглый год: запустить малька, почистить пруд, регулярно кормить, следить, чтобы зимой не задохлась... Однако с посыльными от всевозможных властей бороться труднее, - горько вздыхает Вячеслав Васильевич. - Требуют не два-три - десятки килограммов! Бесплатно, конечно. Не даешь - начинают придираться, напускают проверочные комиссии, штрафуют, требуют предъявить никому не нужные бумаги, в документах отыскивают «ошибки», дело доходит до того, что нагло грозят физической расправой.

Вячеслав Васильевич пытается сдержать волнение, но это ему плохо удается.

- За горло берут. Будто мы всем обязаны платить оброк. Наш президент ободряет нас призывами к правительству и местным властям поддерживать малое предпринимательство. Не знаю, может, где-то и помогают, только не у нас на Брянщине.

После такой очередной схватки с вымогателями Вячеслав Васильевич обычно отправляется в лес или приходит на берег пруда.

- Сяду в тенечке и слушаю, как карпы чмокают в камышах, дикие утки покрякивают, любуюсь, как цапля расхаживает на мелководье, ласточки носятся над водой... И на душе становится покойно, неприятности отступают. Рыба то там, то тут бултыхнется. Или вдруг, будто сговорившись, несколько десятков карпов взлетят над водой! Благодать... И этот мой островок ни на что не променяю. Нет, согнать меня с земли, к которой вернулся, потолкавшись на разных производствах, никому не удастся.

Сергей Березин, Брянская обл., Брасовский р-н

 

 

 


© 2014. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на Сельская жизнь