Сад и огород / Болезни. Вредители. Сорняки


Быль и небылицы о трансгенных растениях

 

Болезни, вредители, сорняки, погодные катаклизмы, что только не угрожает урожаю! Прибегать к ядохимикатам дорого и порой не всегда эффективно, а бывает, и небезопасно. Вот и пытаются ученые биоинженеры создать растения, которые ничем не болеют, не страдают от насекомых да к тому же вкусны и полезны. О трансгенных культурах спорят биологи медики, селекционеры и экологи. Причем чем больше о них говорят и пишут, тем больше вопросов возникает у нас - огородников.

Что изменилось за последнее время? Для продолжения разговора мы пригласили Сергея Владимировича Долгова, члена экспертного совета по трансгенным растениям Межведомственной комиссии РФ по генно-инженерной деятельности и Юрия Леонидовича ГОНЧАРОВА, заместители председателя комиссии РФ по испытанию и охране селекционных достижений.

 

Ярые сторонники трансгенных растений убеждают нас в необходимости безотлагательно их использовать и обещают избавить человечество от голода. Противники считают, что генная инженерия несовершенна, последствия практического использования трансгенных культур непредсказуемы. Поэтому употреблять в пищу надо только «натуральные» овощи и фрукты. Кто же прав?

С.Долгов: Чтобы понять, где, правда, а где вымысел, уточним, чем отличаются генетически измененные (трансгенные, модифицированные, далее - ТК) культуры от традиционных.

Растениями из дикой природы питаются только обитатели труднодоступных мест Африки к Южной Америки. Остальные выращивают созданные человеком сорта: урожайные, вкусные, питательные, но с гипертрофированными плодами, початками, колосьями или корнеплодами, т.е. «уродцами» в сравнении с дикарями. В природе они гибнут или дичают.

Пожалуй, лишь первые сельскохозяйственные культуры, полученные простым отбором и скрещиванием близкородственных растений, незначительно отличались по генетическим признакам от исходных форм.

Развивалась наука, разнообразнее становился генотипический набор создаваемых сортов. Отдаленная гибридизация (между видами, родами), использование радиоактивного излучения и других мутагенов, клеточная селекция, основанная на клонировании клеток и слиянии протопластов (клеток без клеточной стенки), все дальше уводили наследственность рукотворных растений от созданных Всевышним и все больше чужих генов они включали. Однако ни земледельцы, ни потребители, ни церковь не отказывались от них. Наоборот, многие сорта полюбились и стали народными: картофель Синеглазка, Волжанин, Любимец; яблони Папировка, Боровинка, Апорт; пестролистные, махровые, крупноцветковые или карликовые формы декоративных растений. Между прочим, их размножают вегетативными частями (клубнями, луковицами, бульбочками, деленками, черенками), то есть клонируют.

Традиционные методы селекции значительно сокращали время на создание сортов, но конструировать организмы с заранее заданными свойствами они все же не позволяли.

А можно ли вывести сорта или гибриды, устойчивые к определенным вредителям, болезням, засухе или заморозкам и при этом вкусные?

С.Долгов: Это под силу только трансгенной селекции, основанной на точной расшифровке наследственной информации в молекуле ДНК (хромосомах). Ее методы позволяют пересадить один или несколько раз простой ген или построить из нескольких простых «кирпичиков» синтетический ген. Максимально пока удалось собрать вместе 8 генов, которые в обогащенном витаминами рисе Золотой «работают» согласованно, как один. Причем фрагменты ДНК можно взять из клеток не только растений, но млекопитающих, рыб и даже бактерий.

Меняет ли способ получения природу новых растений?

С.Долгов: ТК отличаются от обычных тем, что для их создания объединяют не случайные, а конкретные участки генов (ДНК) с признаками устойчивости к вредителям, болезням, гербицидам или возможностью синтеза новых, не свойственных традиционному растению соединений, например ароматических веществ или углеводов. Сейчас выведены томаты, которые хранятся более 40 дней, бананы, которые защищают от кишечной инфекции. Их можно давать как лекарство детям, когда невозможна вакцинация.

Другое направление биотехнологии - ТК, которые производят бензин и другие энергетические вещества, не загрязняя природу. В будущем они могут заменить нефть и газ. Ведутся работы по созданию растений, синтезирующих полимерные материалы, например люцерны, из которой можно получать пластмассу. Представьте себе поле, на котором растут тазики, кастрюльки, другая посуда или хозяйственные сумки. К тому же они будут утилизироваться бактериями.

В таком случае, не стоит ли поспешить с внедрением этих чудо-растений?

Ю.Гончаров: Путь любого изобретения до потребителя занимает много лет. Вначале ТК испытывают на медицинскую безопасность. Пока за 10 лет их использования никаких заболеваний, осложнений, аллергических реакций при употреблении в пищу не выявлено.

Тесты на биологическую безопасность заявленных сортов показали, что нет угрозы и растительному разнообразию России, и сообществам полезных насекомых. Испытанные ТК не превращаются в сорняки, не передают встроенные гены через насекомых-вредителей, то есть эти культуры можно выпускать в природу. Но по экологическим соображениям эти исследования, возможно, будут продолжены. Кроме того, нужно, чтобы новинки превосходили или были не хуже обычных сортов по другим показателям, например урожайности, устойчивости к стрессам, болезням или вредителям, так же вкусны и питательны.

Известно, что сорта, полученные традиционными методами, со временем вырождаются, а как долго будут служить трансгенные?

С.Долгов: Это во многом зависит от квалификации производителя, его добросовестности и, конечно, возможностей самой трансгенной технологии.

Пока в восьми случаях из десяти модифицированные организмы нестабильны. Конечно, их выбраковывают уже на первых этапах селекции. В результате из 100 трансгенных клеток остается 50 растений в пробирке, 20 - в теплице и только одно-два доходит до поля.

Способы точного управления сборкой наследственного материала открыты совсем недавно, причем не для всех растений. Поэтому те ТК, которые испытывают сейчас на полях, продукт предыдущих несовершенных методик. Это поколение мутантов через какое-то время неизбежно должно уйти. Так что рассчитывать на быстрое распространение генетически модифицированных растений рано.

То есть, купив трансгенный овощ первого поколения, например картофель, устойчивый к колорадскому жуку, который так активно рекламируют, зарубежные компании, нужно быть готовым к тому, что через год-два трансгенный картофель придется обновлять?

С.Долгов: Не исключено. Однако надо бояться не новых технологий, а подделок и плохого качества. Тем более что по внешнему виду семена трансгенных сортов невозможно отличить от обычных. Вот почему кроме анализов, положенных для обычных сортов (всхожесть, засоренность, сортовая чистота), их необходимо тестировать на способность накапливать токсин против колорадского жука. Иначе очень скоро появится устойчивая раса вредителя. Иными словами, жук приспособится и будет уничтожать уже трансгенный картофель.

Размножение семенного материала должно идти под контролем специалистов-генетиков, так как выявить наличие и природу чужого гена можно только на специальном оборудовании и это довольно дорогой анализ. А более доступная идентификация (ПЦР-Биоком технология) есть пока лишь на станциях санэпиднадзора Москвы, Тулы, Новгорода, Калуги, С.-Петербурга.

Одни читатели опасаются, как бы им не продали клубни трансгенного картофеля под видом обычного. Другие, наоборот, хотят их приобрести.

Ю.Гончаров: Конечно, заманчиво выращивать растения, которые не придется обрабатывать пестицидами, но хочу сразу предупредить вас сейчас у нас не районирован ни один сорт ТК. Скорее всего, государственные испытания продлятся до 2004-2005 года, и раньше этого времени семенной материал ТК в продаже не появится. Поэтому если на рынке или в магазине вам предложат семена ТК, не спешите их покупать - продавцы просто вас обманывают.

С.Долгов: Хочу успокоить читателей: пока в нашей стране в промышленных масштабах не выращивается ни одна трансгенная культура. А экспериментальные посадки картофеля, устойчивого к колорадскому жуку, есть лишь под Москвой и в Краснодарском крае.

Модифицированные растения - искусственные системы, не могут ли они стать причиной раковых или других заболеваний, если их употреблять в пищу? И способны ли чужеродные фрагменты ДНК, как вирусы, свободно проникать и самостоятельно встраиваться в живые клетки нашего организма?

С.Долгов: Если бы можно было так просто видоизменять мир, то создать ТК не представляло бы труда. На самом деле ученые прилагают колоссальные усилия, чтобы вывести каждое новое трансгенное растение. Что касается пищи, то мы съедаем много разной, но при этом не превращаемся в бактерии, морковку, не покрываемся рыбьей чешуей или листьями капусты. Ведь вся растительная пища и ДНК, которая содержится в ней, расщепляются в пищеварительной системе до простых веществ: аминокислот, жирных кислот, глюкозы и т.д. - тех же самых, что содержатся в обычных растениях. По набору пищевых веществ трансгенная земляника со вкусом тропических фруктов не отличается от гибридной груши Мичурина, а модифицированный картофель - от обычного. Что касается аллергии, то она будет лишь у восприимчивых людей.

ДДТ тоже поначалу многие называли «спасителем» человечества. Действительно, он помог защитить урожай от вредителей и остановить малярию. Но потом насекомые привыкли к этому препарату, а врачи выявили его токсичность. Может быть, и у ТК обнаружатся изъяны?

С.Долгов: Любой прогресс несет опасность, а порой и вред для окружающей среды. Когда под колесами погиб первый человек, хотели запретить автомобили. Сегодня это даже обсуждать абсурдно, хотя до сих пор люди гибнут в автокатастрофах.

Возможно, и новые растения принесут проблемы, о которых мы пока не знаем. Недаром в 1996 году Госдумой принят закон «О генной инженерной деятельности» и создана межведомственная комиссия, куда вошли генетики, молекулярные биологи, представители санэпидемиологической службы, комиссии по испытанию и охране селекционных достижений, службы защиты растений.

Наше законодательство и правила оценки ТК строже американских и предусматривают наблюдение за ними не менее двух лет. За это время определяют, скрещивается ли она с другими, не вызывает ли мутаций, аллергии, злокачественных новообразований, проявляет ли заявленный признак, не переносится ли ген в окружающую среду. Кроме того, проверяют молекулярный состав, наличие встроенного гена, уровень синтеза токсина.

Только после полной и тщательной проверки комиссия либо дает разрешение на использование, либо нет.

С 1 сентября 2002 года все продукты, содержащие белок и ДНК, в которых есть генетически модифицированные компоненты, должны иметь на упаковке специальную маркировку. Нарушителей будут штрафовать, а злостных ждет ликвидация предприятия или торговой точки. Так что сначала, уважаемые огородники, обращайте внимание на информацию на упаковке (полезность и безопасность), а не на цену товара.

С.Долгов: И все же запугивать людей новыми достижениями биологической науки, на мой взгляд, не стоит. Ведь сегодня огромное число людей на нашей планете недоедает или питается неполноценно.

А генная инженерия позволяет намного расширить возможности культур. Для нашей страны вопрос «опасны ли трансгенные растения?» не актуален. Нам надо не оказаться на задворках мирового прогресса, а наоборот, самим двигать его вперед, чтобы добиться полного удовлетворения потребностей населения в продуктах питания и обеспечить продовольственную безопасность страны.

Беседу вела Ю.Белопухова

 

 

 


© 2014. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на Сельская жизнь