Бизнес и жизнь


Вот и стали деревенскими

 

Все чаще многие горожане высказывают желание уехать из городов в сельскую местность. Но кто-то не решается покинуть комфортную городскую квартиру, кто-то боится, что земля не прокормит. Для тех, кто еще сомневается, мы рассказываем о семье Исаевых из деревни Люблинка Калужской области.

- Жили мы в промышленном подмосковном городе, - рассказывает Валерий Ильич. - Экологии никакой: что вода, что воздух, что шум - одни стрессы. Здоровье в таких условиях сохранить, наверное, невозможно. Я сам спортсмен, вроде бы не жаловался. А жене врачи поставили 12 диагнозов по хроническим болезням, да и дочка хворала часто. Вот и решили мы переехать в тихое место. Здесь что-то вроде курортной зоны -ни шума, ни пыли. В общем, райское место.

- И как же супруга с дочкой - с легкостью поехали?

- Не то чтобы с легкостью, - вступает в разговор Алла Владимировна. - Но у нас была мечта, идея. И чтобы воплотить ее, я готова была на многое. Программа-максимум у нас - посадить лес и построить церковь. И вот уже 10 лет мы здесь и ни о чем не жалеем.

- И дочь не жалеет, что из города уехала?

- Меня сюда притащили на петле-удавке, - улыбается Тая. - Мне тогда было 16 лет. Отучилась в художественной школе, получила специальность скульптора по дереву. Потом - институт иностранных языков. Поначалу трудно было привыкнуть к деревенской жизни. Со временем начало нравиться возиться с землей и животными, даже поступила в Калужский филиал Тимирязевки. Сначала на агрономический факультет, но перевелась на зооинженерный: поняла, что животные мне особенно интересны. Учусь с охотой, вот только приходится на время сессии на 2-3 недели отрываться от семьи, а здесь ведь на мне не только дети.

- А твой муж как относится к сельской жизни?

- Сергей по образованию инженер-радиотехник, ему, конечно, проще было бы в городе. Мы уезжали от родителей с ним и детьми, но вернулись.

- А были моменты, когда хотелось бросить все и уехать?

- Всякое было. Однажды у нас ночью сгорели постройки, - вспоминает Алла Владимировна. - А там и телята стояли, и кошки-собаки спали, техника всякая домашняя - все сгорело. Мы долго не могли в себя прийти... Не бросили все это, наверное, только потому, что приросли уже к земле, к фермерской жизни.

- И какое же теперь у вас хозяйство?

- Когда получили фермерский статус, появилась возможность приобретать и арендовать землю. В собственности у нас 7 га, еще 13 арендуем. К нашей земле прилегает еще 70 га пустоши - там мы и хотим лес посадить. Вообще-то, раньше здесь всюду были леса, люди их повырубали, а зря. Почва здесь плохая, песок сплошной, плодородие очень низкое. Один год еще можно что-то выращивать, а ко второму почва уже истощается. Поэтому-то мы и заинтересовались производством биогумуса. По сути, наше хозяйство началось с калифорнийских червей. Это потом уже появились коровы, птица, лошади, в 1999 году завели романовских овец, о которых давно мечтали.

- Нам нередко пишут, что невыгодно сейчас скотину держать. Правда ли это?

- Да нет, конечно! Любая скотина дает прибыль, только делать все надо для нее как для себя. Насколько позаботишься о ней - настолько она и выгодна.

Вот, например, овцы. Матка ягнится 3 раза за два года, приносит в среднем по 4 ягненка. Получается в год 6 ягнят, каждый стоит 3000 рублей. Это 18 тысяч. Навоза около тонны, из него наши «калифорнийцы» сделают около 600 кг биогумуса. За 1 кг получаем 6 рублей, то есть еще 3600 рублей с головы.

Плюс примерно 8 кг шерсти от матки с приплодом за год. Правда, шерсть не продаем, но за нее тоже можно получить деньги. Например, валенки изредка валяем.

А расходы... Сена около 500 кг на матку, оно по 2 руб./кг, выходит 1000 рублей. Но это если год неурожайный. В этот раз, например, пришлось покупать, а так сами косим. Плюс зерно в стойловый период, это 7 месяцев, до 2 кг в день по 1,9 руб./кг. Это еще около 800 рублей. Тысячи три потратили на премиксы для всего стада. На голову это около 60 рублей.

Морковь подсосным маткам даем 2 недели после окота по 1-1,5 кг в день. Морковь, конечно, своя, но на рынке она по 7 руб./кг, то есть рублей 150 выходит. Вот и получается, что каждая матка приносит нам примерно 21-22 тысячи рублей, а тратим на нее около тысячи. Вот и подсчитайте выгоду.

Коровы тоже дают прибыток. Тысяч 5-6 за лето получаем, продавая молоко (это со всех четырех), плюс телят забиваем на мясо (это тысячи 3-4 каждый), плюс с каждой коровы 3 тонны биогумуса. Опять же молоко, сливки, масло, творог, простокваша - все свое, значит, на них деньги не тратим. Расходуем на каждую корову на 6-7 тысяч рублей сена, еще раз скажу - не каждый год, на 1-2 тысячи зерна, премиксов выходит на тысячу. В итоге с одной коровы прибыли 22-23 тысячи, не считая экономии на молокопродуктах, а трат - пусть даже 10 тысяч рублей.

Птица тоже кормит и в прямом смысле, и в смысле денег. Взять, к примеру, моих индюков. Каждая наседка дает 30 голов молодняка, с каждой тушки имеем 500 рублей. Это 15 тысяч. А расходуем на наседку с малышней не больше полутора тысяч за время содержания и откорма. Индюки ведь все едят, только на зерно нужно тратиться. Примерно так же с курами и гусями.

Правда, это все скорее расчетная прибыль, чем реальная. Дело не в том, что продать полученную продукцию не можем, - можем. Только не стремимся. Столько денег, сколько нам надо, у нас есть. В конце концов, это не главное. Мы о другом думаем. Очень большое внимание уделяем экологической стороне дела. Даже одежду стараемся покупать только из натуральных волокон.

- Так что мы считаем, что нашли себя здесь, - говорит на прощание Алла Владимировна. - И советуем всем - переезжайте в деревню. Каждый найдет здесь то, что ищет, - кто-то выгоду, кто-то покой и ощущение себя частью природы. Бросайте город не жалея. Деревня того стоит.

Н.Ткачева Калужская обл. Фото автора

 

 

 


© 2014. Все права защищены.

Публикация материалов сайта разрешена при условии ссылки на Сельская жизнь